Прода от 4 февраля

«Что-то мне расхотелось служить на этом корабле. Совсем. Просто, абсолютно. Судя по всему, там действительно этим занимаются, и, наверняка, ещё много чем противозаконным в придачу. Спрашивается, кого они подставят под удар властей, если такая потребность возникнет? Да без их запроса посланного на «Неожиданный» хмыря со стороны, подозрительного во всех смыслах. На хрен, на хрен, на хрен. Могут, ведь, и профилактически зачистить, устроив «несчастный случай» со смертельным исходом.

Впрочем, мне ведь даны преподавателем по боям в корабельных помещениях координаты для связи его старого друга. Вот, прекрасный и, безусловно, важный повод позвонить, передать собственноручно написанное преподом письмо, и разузнать всё подробнее. Благо, видеотелефон в номере есть».

 

***

 

Подполковник десанта Васильев Михаил Александрович – типичный узбек по внешности – не сразу вспомнил отправителя письма, но, услышав в дополнение ФИО Михайлов Константин Кириллович кличку «Руби в капусту», явно обрадовался. Говорить по видеофону не стал, предложил встретиться через час в трактире «Четвёртая склянка» и пообщаться там.

— В городе, как раз, находится сейчас ещё один наш общий друг, я и его приглашу, он тоже будет рад послушать рассказ о Руби в капусту.

Подумав, Сашка не стал надевать на встречу парадку («глупо щенку хвататься наградами перед матёрым волкодавом»), а быстро облачился в повседневный комбез. Куда большие усилия ему пришлось приложить в преодолении желания поддеть под комбез бронежилет. Но, прикинув, что собеседники могут счесть такую предосторожность признаком недоверия к ним лично, с большим сожалением отказался от привычной защитной одёжки.

В трактир поехал на такси, придушив немного вздумавшую возмущаться такими неоправданными тратами личную жабу – туда за полчаса вполне можно было дойти пешком. И «Дом офицера», где он временно квартировал, и «Четвёртая склянка» находились на подступах к Припортовому району, только с разных сторон.

«Слишком близко Весёлый квартал, с оттягивающимися после полётов космонавтами и вернувшимися с заданий десантниками. Шанс нарваться на неприятности по пути, не то чтобы велик, но и далеко не нулевой. Прийти на встречу с битой мордой, или попасть в полицию из-за драки… ну его. Лучше потратиться, хотя, если так дальше пойдёт, мои скудные денежные запасы исчерпаются очень скоро, опять надо искать приработок, причём, побыстрее».

По вдруг появившейся зевоте, парень понял, что волнуется перед предстоящей встречей не меньше, чем перед первым визитом в штаб. В голове, опять-таки, наблюдался сумбур, мысли сами по себе перескакивали с темы на тему, сосредоточиться на чём-то одном не удавалось. Мысленно махнув рукой на идею ещё раз обдумать предстоящую встречу, он принялся смотреть в окошко неспешно двигавшегося кибертакси.

Посмотреть было что. В отличие от гарнизонного городка при космодроме, выстроенного из однотипных строений из бетона, кварталы развлечений выглядели, будто расположены в старом земном городе. Двух и трёх этажные дома из местного камня, большей частью светло-серого, но, порой, солнечно-жёлтого, розоватого, светло-голубого. С остроконечными крышами, крытыми местной же черепицей. Многие с широкими верандами на верхних этажах, со столиками для приятного времяпровождения. Некоторые дома украшала лепнина или мозаики, башенки или колонны, поддерживающие те самые веранды.

«Точно на фотках земных городов похожие видел. Кажись, построенные в … эээ… хрен, знает каком веке. Но давно, до космической эры».

Разбирайся он в архитектуре, то легко определил бы, что кварталы очень эклектичны, представлены самые разнообразные стили, от готики до ампира в его «вампирском» варианте. Зачастую, в одном здании одновременно. Так что с веком и выдающийся знаток истории архитектуры не смог бы определиться.

«Четвёртая склянка», уточнения, что это – трактир в надписи не было – оказалась в трёхэтажном, с двумя рядами веранд-балконов здании ярко-жёлтого цвета. Расплатившись карточкой с кибертакси, Александр отпустил его. Подавив зевоту, удержался от попытки поправить на себе комбез – в училище выработалась привычка оправлять складки на мундире – и направился к шикарной двери, с резьбой и инкрустациями, из настоящего дерева. Ну, или, выглядящей, будто сделана из дерева какой-нибудь ценной породы – тёмно-коричневой, с матовым блеском. Открылась дверь легко, хотя была массивна, и сразу почувствовалось, что за ней – место, где едят. Пахнуло борщом, жареной рыбой, и много ещё чем.

Трактир занимал большую часть первого этажа, второй поддерживался от обвала несколькими арками. В центральной части большого зала мебели не имелось, видимо, это место предназначалось для танцев, слева и справа густо располагались столики, за которыми кушали и общались (гул стоял неслабый) посетители. Естественно, имелась и протяжённая стойка бара и двери, ведущие в места общего пользования. По залу носились официантки в мини-юбках и кокетливых белых передничках, с полными и пустыми подносами. Однако торчать у дверей не стоило, посему Сашка направился направо, к лестнице, ведущей на второй этаж. Чтоб ступить на неё, ему пришлось предъявить удостоверение офицера РИКС* – выше был открытый клуб для командного лётного состава.

_______________________

* РИКС – Российские императорские космические силы.

 

Клуб на втором этаже внешне не отличался от трактира на первом. Разве что, людей здесь присутствовало поменьше, соответственно, гул стоял не такой громкий, хоть и слабым его не назвать язык не повернулся бы. Повертев головой и не обнаружив назначившего встречу подполковника, присел за как раз освободившийся столик неподалёку от входа, сев лицом к нему. Вскоре подошедшей официанточке – молоденькой и смазливой мулаточке, которой белый передник был особенно к лицу – заказал кофе и пару эклеров, мысленно цыкнув на возмутившуюся лишними тратами внутреннюю жабу.

«Сидеть за пустым столом, без заказа, просто неприлично. Ох, быстрее бы в полёт, а то сэкономленные денежные запасы растают, как утренний туман под жарким солнцем».

Долго ждать не пришлось. Стоило доесть второе пирожное, как в зал вошли два десантника, знакомый по видео-разговору подполковник и майор. Если у Васильева лицо было европеоидным, с азиатчинкой, то у его товарища наоборот – скорее, азиатским с европейской примесью.

«Точно, дети вулканов*. И по возрасту подходят», — мелькнула мысль у немедленно вскочившего Сашки.

_________________

* Дети вулканов – общепринятый в стране термин, обозначавший прибавление русского народа в годы великих бедствий с полвека до описываемых событий. Мало кому известный вне Мексики Цеборуко, неожиданно для учёных усиленно задымил, а через пару дней взорвался, выбросив огромное облако пепла на десятки километров вверх, а несколько лавовых булыжников забросил аж на орбиту. Своего собрата поддержали многие вулканы Огненного кольца, вплоть до Новой Зеландии и Камчатки, Землю накрыло достаточно плотное пылевое облако. В следующем году на большей части Северного полушария и значительной Южного, урожая не было. Самые умные хозяева и сеять ничего не стали. Половина Средней Азии собралась откочевать на север. Но император России Алексей Третий, объявил в стране военное положение и бросил войска на защиту границы от мигрантов. В стране незадолго до этого закончилась Большая Кавказская война, затронувшая все сколько-нибудь крупные населённые пункты страны, отдавать свою землю пришельцам, как бы не было жалко пострадавших от гнева стихии, власти – в полном согласии с большей частью населения – не собирались. В стране ввели карточки, срочно настроили теплиц с электроосвещением, имелось сомнение, что себя смогут прокормить. Чтобы хоть как-то смягчить давление на границу, Алексей приказал принимать у подошедших маленьких, до пяти-шести лет, детей на усыновление (удочерение) русскими или государством. С демографией в стране было — после всех бед двадцатого и двадцать первого веков – не слишком шоколадно. Многие воспитанники детдомов, пробиваясь наверх, потом пошли служить в вооружённые силы, некоторые смогли выслужиться до немалых чинов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *