Прода космооперы от 07.01

Глава 1

Зона Пограничья РИ, планета Лада, Новая Тверь, 2161 год, август.

 

Посещение штаба округа, ради которого и надевалась парадка, прошло удовлетворительно, если не хорошо. Предсказуемо, штабисты удивились, что имея золотой значок отличника, он вызвался служить на фронтир, где и служба много тяжелее, и опасностей больше. Честное признание, что боится затеряться в благополучных секторах, где выслужиться куда труднее, встретили с пониманием, не один он такой здесь был, хоть доминировали штрафники и не ужившиеся с начальством на прежнем месте службы. Ожидаемо раздался вопрос, почему орденов Мужества с красной капелькой (Капля крови на ордене означала ранение при деянии, за которое его дали) у него два, а знак ранения один, хотя все желающие наверняка могли разузнать, что первый орден он получил до поступления в училище, представлен был ещё школьником.

Куда уж без этого, заметил наш герой и пару недоброжелательных взглядов, есть люди, которым чужой успех – нож острый под рёбра. Однако, это главное, высший командный состав отнёсся к новичку безразлично или, даже, доброжелательно. Молодой, без связей наверху электромеханик им ничем не угрожал, зато похвастаться наличием на эскадре лишнего орденоносца повод есть.

Вот и назначение выписали на «Неожиданный» — считающийся лучшим в эскадре патрульным корветом. Но, главное, как подчеркнул кап-два, сделавший это предложение – умеренной упитанности кавказец лет пятидесяти – наиболее прибыльный для своей команды корабль. Его нескрываемое ни от кого подмигивание – скорее всего – толсто намекало на удачное подрабатывание контрабандой. По крайней мере, так это понял сам новичок. Ведь общеизвестно, что этот вид приработка широчайшим образом распространён на фронтире.

Начкадров, этот самый Отар Давыдович, в кабинет которого пришлось зайти для оформления решения, снисходительно поведал:

— Вам, молодой человек, очень повезло, что вчера, вдруг, умер механик корабля. Кого другого, туда бы не назначили, а краснодипломника и орденоносца… — капитан мастерски выдержал паузу, — Рискнём.

И тут же намекнул, очень тонко, на ожидание благодарности за такое назначение. Пришлось заверить собеседника, что он, Сашка, и сам считает неблагодарность смертным грехом.

«Куда деваться, со штабом ссориться никак нельзя, придётся потом серьёзно потратиться, мелочью за такое козырное назначение не отделаешься».

Придя в гостиницу ВКС, переоделся. Привычно аккуратно сворачивая парадный мундир, хотя его сверхдорогая (для молодого офицера без левых доходов, жаба до сих начинала давить Сашку, когда он вспоминал, сколько стоило ему строительство этой одёжки) ткань не мялась в принципе. Но, известно, что «По одёжке встречают» и часто первое впечатление  сильно влияет на отношение к человеку. Цеплять ордена и медали на дешёвое сукно, пожалуй, означало самому себя ставить в положение Сашки-механика, этакого: — Эй, там унитаз засорился. А – редчайший случай для выпускника училища – цеплять было что.

Перекусив наскоро бутербродами («Блин, ветчина из био-бака, а стоит, как натуральная, с коровы откормленной на альпийских лугах идеальной экологии»), полез в паутину искать информацию о новом месте службы.

Через несколько часов Александр уже не был уверен, что ему с назначением повезло. В сети о «Неожиданном» и его экипаже слухи  ходили разные, в том числе – невнятно-неприятные, а то и откровенно поганые. Настораживало и то, что военнослужащие с этого корабля в сетевом общении практически не участвовали.

«Почему это? Не из-за запрета командира ли? Чтоб не проболтались невзначай?»

От служащих на других кораблях, по обычной контрабанде намёков, а то и прямых указаний: что и откуда привезено имелось множество. Только теперь вспомнилось, что на лице начштаба промелькнуло удивление при предложении начкадрами. Наверное, не случайно, что-то с этим назначением было нечисто, пованивало оно. Опасностью и подставой.

Значит, они таскают нечто необычное, запрещённое не формально, а реально, с преследованием и суровыми наказаниями при обнаружении. Наверняка, не первый год, следовательно, имеют высоких покровителей – иначе их бы давным-давно разоблачили».

Настроение, бодрое до этого, стремительно покатилось вниз, будто по крутой ледяной горке.

Поинтересовавшись своим предшественником и причиной его ухода из жизни, обнаружил, что, скорее всего, тот помер в борделе от передоза «Звездной пыльцы». Этот запрещённый в цивилизованных местах наркотик, якобы не вызывающий привыкания, существенно подстёгивал метаболизм человека, одновременно резко повышая настроение. Наркоман становился быстрее, сильнее, выносливее и решительнее, ощущал себя, чуть ли не полубогом. В драке под кайфом, наркош стоил двоих, если не троих, в постели получал потрясающую неутомимость – при повышенной чувствительности. У него обострялись зрение, слух, нюх, некоторые считали, что при этом и появлялась возможность предвидеть действия противника… Пусть, может быть, физиологически привыкания не происходило, но психологически немногие могли отказаться от приёма новых порций наркотика, серьёзно истощавшего нервную систему, вплоть до полного её уничтожения. Сырьё для получения препарата (ходили слухи, что его и спецназы многих государств используют) выращивали где-то вне зоны уверенного контроля Человечества. Ходили даже слухи о подбрасывании этой гадости инопланетянами, впрочем, бездоказательные.

Кстати, ему приходилось слышать во время следствия по наркошам, что отрава, которой они себе убили мозги, была синтетическим заменителем «Звёздной пыльцы». Явно неудачным, но сам факт попытки подделать популярный, но очень дорогой наркотик, говорила о многом.

«Наверняка тем придуркам сказали, что они будут принимать дурь с окраины галактики. И денежек содрали с них немало. А поставщика так и не нашли, дилер сдох в тот же день, попав под угнанный мобиль. Угонщика, кто бы сомневался, так и не обнаружили. Хорошо хоть, что больше на рынке отрава не появлялась».

В придачу, команду «Неожиданного» подозревали в работорговле. Прямых доказательств, разумеется, не имелось, но пьяный в дупель артиллерист корабля, угрожал отказавшей ему в интиме девушке, уволочь её подобно другим красоткам, на потеху баронам фронтира. Дело закончилось лишь небольшим штрафом проспавшемуся в участке пьянчужке, однако впечатление осталось. Большинство отзывов о членах экипажа были откровенно недоброжелательными – не любили их в эскадре.

«Что-то мне расхотелось служить на этом корабле. Совсем. Просто, абсолютно. Судя по всему, там действительно этим занимаются, и, наверняка, ещё много чем противозаконным в придачу. Спрашивается, кого они подставят под удар властей, если такая потребность возникнет? Да без их желания посланного на «Неожиданный» хмыря со стороны, подозрительного во всех смыслах. На хрен, на хрен, на хрен. Впрочем, мне ведь дан преподавателем по боям в корабельных помещениях номер видеосвязи для связи. Вот, прекрасный и, безусловно, важный повод позвонить – разузнать всё подробнее. Благо, видеотелефон в номере есть».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *