Стальная роза. Глава 7 — продолжение 05.01.16

 

— Как прошёл пробный пуск установки?

— Меня занесло слишком далеко к северу, господин. Пришлось повозиться с настройками.

— Значит, теперь ты готов.

— Да, господин. Скооро ключ будет у нас.

— Что ты пообещаешь этой женщине?

— Оставить её в покое.

— И, разумеется, обещания не сдержишь.

— Как ни странно, сдержу, господин.

— Не скажешь, почему?

— Наша путешественница — типичная русская, несмотря на своих эстонских предков. Если её не трогать, позволить спокойно жить, она не опасна.

— Хм… По мне всё же вернее, если решить этот вопрос более радикально. Нет человека — нет проблемы.

— Вы не знаете русских, господин.

— А ты можешь похвастаться их знанием?

— Я японец, господин. Мы с ними соседствуем и воюем три с лишним сотни лет. Достаточный срок, чтобы изучить друг друга.

— Раньше ты настаивал на ликвидации. Что изменилось?

— Раньше я был уверен, что мы имеем дело со слабенькой магичкой-артефактницей, которой хорошенько прочистили мозги современным образованием и бизнес-средой. Я ошибался.

— Кто же тогдадаст гарантию, что ты не ошибаешься и сейчас?

— Она сама, господин.

— Поясни.

— Она — человек слова, господин.

— Это слабость.

— Безусловно. Но сейчас эта слабость нам на руку. Я договорюсь с ней, заберу ключ и оставлю её в покое. Если же в будущем возникнет ситуация, когда потребуется наш отказ от данного слова…

— Понятно. Готовься к переходу. Я уже распорядился, чтобы для тебя подготовили всё необходимое. У тебя три дня. Затем я должен увидеть ключ на этом столе… Мы слишком долго ждали и слишком много вложили в этот проект, чтобы допустить ошибку на финише.

 

— … Что благороднее: сносить удары неистовой судьбы — иль против моря невзгод вооружиться, в бой вступить, и всё покончить разом?.. (прим.: в переводе П.Гнедича)

Сколько лет прошло, а не забылись мамины уроки. Конечно, английский в первое время самостоятельного ведения бизнеса Яну здорово выручил, но позже, когда она вышла на прямой контакт с поставщиками в Германии, больше пригодился немецкий. А там и бывший соотечественник обнаружился, и необходимость в непременном знании иностранного языка временно отпала. Но то был разговорный язык. В отличие от плавных строк Шекспира в переложении на английский язык образца конца двадцатого столетия, он забылся неожиданно быстро. Слог мэтра — остался в памяти, как выяснилось, навсегда.

Глухой стук упавшей корзины и шорох раскатившегося по циновкам бурого угля заставил её вздрогнуть и обернуться к двери. Вот уж кто, кто, а Ши точно не страдал кривизной рук, и обычно ничего не ронял. А тут вдруг… Что это с ним? Уж не заболел ли парень?

С парнишкой и впрямь творилось что-то странное и страшноватое. Застыв на пороге, он медленно, словно не веря своим глазам, обвёл гостиную взглядом. Притом в этом взгляде, прежде как правило «оловянном», ничего разумного не выражающем, сейчас отразились сперва удивление, затем испуг, и под конец — цепенящий ужас человека, чей привычный мир рухнул в одночасье… Такой взгляд Яна однажды видела у маленькой девочки, потерявшейся на вокзале. И, как та девочка, Ши едва не плакал. Словно в теле подростка двенадцати лет внезапно пробудился пятилетний мальчик, потерявший маму.

Вернее, он всё-таки расплакался. Секунду спустя, когда ринулся к ней. Взахлёб, с отчаянием и надеждой. И сквозь рыдания полился поток слов. Простых слов, которые обычно говорят дети в таких ситуациях.

— Ma’am, I’m lost! Ma’am, please, take me to my mom! Please!

Потрясённая Яна уже не знала, что ошарашило её сильнее: внезапное пробуждение рассудка Ши, или его классический american English. Она лишь успела выбросить вперёд руку в предостерегающем жесте: Юншань в первый миг дёрнулся наказать слугу за дерзкое поведение. Во второй — он уже понял если не всё, то очень многое, но тоже был потрясён не меньше жены. И ладно бы только он: на шум из смежных комнат сперва выскочил напуганный Ляншань, а затем высунулись озадаченные мордашки малышей. Яна готова была поспорить, что даже робкая Хян подглядывает с кухни, что уж там говорить об остальных домочадцах.

— What’s your name, boy? — она спросила это нарочито негромко, чтобы Ши перестал рыдать и прислушался к её словам. — How did you get here?

Ши действительно перестал так громко всхлипывать, и, утерев мокрое лицо рукавом, выдал настоящую лавину слов, половину которых Яна попросту не поняла. Впрочем, что парня зовут Джош, и что он родом из Калифорнии, разобрать было нетрудно. А остальное… По большому счёту, и так было всё ясно. Ему было пять лет, он куда-то поехал с отцом и потерялся. И дальше ничего не помнит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *